Стихи‎ > ‎

1995 год

Под дождем

Все устали от дождя.

За неделею неделя

Льет, почти не проходя,

В этой мокрой канители,

В этой серой дымке дня,

В этом сумраке дождливом

Нелегко найти тебя,

Трудно сделаться счастливым.

Но печалию хмельной

Кинусь я под струи эти

И столкнемся мы с тобой,

Словно маленькие дети.

Неувиденны никем,

Беззащитными, босыми

Мы войдем в дождливый плен

Переулками пустыми.

И дарованный судьбой

Под дождливым небосводом

Тихо встретит нас покой

Прослезившейся природы.

И запомним навсегда

Нам открывшиеся дали –

Счастье музыки дождя

И поэзии печали.

 

23 августа 1995

Наши мертвые

Наши мертвые нас спасают,

От позора оберегают,

От болезней и разных бед

Коль обиды меж нами нет.

 

И поэтому не напрасно

В снах мы видим до боли ясно

И отчетливо образ их,

Как бы умерших, но – живых.

 

Неожиданное спасенье,

От ошибок предупрежденье

Получаем мы в дар от них,

От невидимых стражей своих.

 

Если мы расстались в любви

И простить друг друга смогли,

То душа у них не болит,

С нами, грешными, говорит.

 

И покуда мы здесь живем,

Все яснее нам с каждым сном

И понятнее каждый раз –

Наши мертвые любят нас.

 

24 августа 1995

 

Моя печаль

 

Как дорожу я своей печалью,

                                    Она – от Бога.

И от нее тропой прощальной

                                    Ведет дорога

От суеты и заботы скаредной

                                    В удаленность,

Души, излеченной духом праведным,

                                    Обнаженность.

И грустью сказочной, неописанной

                                    Не укрыться,

И сном беспамятным неприкаянно,

                                    Не забыться.

Неутолима печаль прекрасная

                                    Что же это!

Вот я и мучаюсь этой радостью

                                    До рассвета.

 

2 сентября 1995

 

Не верить в плохое

 

Я в плохое не верю

В неудачи и беды,

И любые потери

Обращаю в победы.

И во всякой тревоге,

Что дана мне судьбою,

Я иду по дороге

В предвкушеньи покоя.

Словно в каждом ненастье,

Мне дарованном свыше,

Ощущение счастья

Я отчетливо слышу.

Будто сотни печалей

Мне даны в утешенье

И меня увенчали

Тихим светом прощенья.

Я не верю в плохое:

И бездонно-красива

Мне открылась покоя

И смирения сила.

 

2 сентября 1995

 

Глядя на звездное небо

 

День прошел в помешательстве светлом.

Новый вечер загадочно прост.

Я прислушался к еле заметной

И таинственной музыке звезд.

 

Сколько звуков в безмолвии вечном,

В бессловесности дальних светил.

Эту истинность и вековечность

Я внезапно сейчас ощутил.

 

Велико замирание ночи

И наверно, совсем неспроста

Бесконечность светящихся точек

Мне напомнила жертву Христа.

 

Есть в сиянии их безответном

Одинокость страдальческих мук

И в мелодии звездного ветра

Есть надежда распятых рук.

 

И любви незабвенная сила

В мимолетных аккордах слышна,

И спокойна, чиста и красива

Улыбается мне тишина.

 

5 сентября 1995

 

Подвенечное платье

 

Осень снова пришла невпопад,

Блики золота в самом зачатьи,

Сентябрю так к лицу листопад,

А тебе – подвенечное платье.

 

Не нуждается осень в словах,

Как любовь не нуждается в прозе:

И поет соловей в стихах

О своей распустившейся розе.

 

Совершается круговорот

И качается маятник вечный,

И ложится, шурша, хоровод

Нам под ноги дорожкой беспечной.

 

Мы попали, идя наугад,

В разноцветные эти объятья:

Сентябрю так к лицу листопад,

А тебе – подвенечное платье.

 

5 сентября 1995

 

Твоя  улыбка

 

Ты улыбаешься так хорошо!

Так хорошо смеешься!

Каждой пустячной и небольшой

Радости отдаешься.

 

Так улыбается нам весна

Розовым цветом деревьев,

Так улыбаемся мы после сна,

В чудо его поверив.

 

Так улыбается соловей

Ясной весенней ночью

Нам отдавая прелесть своей

Песенки непорочной.

 

Так улыбается водопад,

Яркие брызги роняя,

Щедро и шумно, и невпопад

Радость распространяя.

 

Так улыбается нам рассвет

Тихим началом света,

И ничего прекраснее нет

В мире, чем зрелище это.

 

Так улыбайся же, я прошу,

Улыбкой своей хорошей!

И я миллион стихов напишу,

А, может быть, даже больше.

 

12 сентября 1995

 

О простоте

 

Небо такое синее

И ветер качает сосны.

В природе все так красиво

И так изумительно просто.

 

И вовсе не надо отчаянно

Логике мыслей следовать,

А в небо взглянуть нечаянно

И с соснами побеседовать.

 

Не надо путями сложными

Идти неизвестно куда.

Мысли бывают ложными.

Сосны же – никогда.

 

12 сентября 1995

 

Сомнение

 

Душа работает натужно,

Как лесоруб в глухих лесах.

Наверно, это так и нужно,

Чтоб были слезы на глазах.

 

Наверно, это так и нужно,

Чтоб захотелось убежать

Из этой сутолоки душной

В уединенья благодать.

 

Наверно, это так и нужно,

Чтоб после стольких лютых зим

Ко мне подругою послушной

Небесный Ангел приходил.

 

Наверно, это так и нужно,

Чтоб за мучения века,

Как долгожданная награда,

Явилась светлая строка.

 

12 сентября 1995

 

Подслушенное

 

Я весь в творении. Погода

Мне, кажется, благоволит.

Сентябрь. Осень. И природа

Утихомирилась – молчит.

 

Но что я слышу? Что такое!

То, встрепенувшись после сна

И приводя в порядок хвою,

С сосною шепчется сосна.

 

Она подруге верной в тайне

О сне недавнем говорит,

Как, возвратясь из странствий дальних,

Ее любимый одарит.

 

Он привезет ей украшений

И обовьет упругий стан

Шелками с сотнями камений

Диковинных заморских стран.

 

И будет яствами шальными

Попеременно угощать,

Вином поить... И вдруг, в пустыне

Себя ей вышло увидать.

 

Что это значит? Но подруге

Не ведомо значенье сна.

И вот уже опали руки,

Взгрустнула милая сосна.

 

"Брось, не грусти!" – хотел я крикнуть,

Но удержался. Отошел.

Пора от этого отвыкнуть.

Подслушивать – нехорошо.

 

13 сентября 1995

 

Моя Россия

 

Необузданная стихия,

Беспредельность в добре и зле

Есть в могучей моей России,

В этой мученице на Земле.

 

И величественным сияньем

Все просторы ее зажжены:

Преступленье и покаянье

Одинаково ей нужны.

 

Быть умеет распутной и ярой,

И безумно собой хороша,

И своею походкою шалой

Мир разумный сводить с ума.

 

Но в грехе не имея меры,

Со страстями не совладать!

В ореоле великой веры

За других готова страдать.

 

И раскаянье тоже знает,

Бесконечно живое, как лес,

Очищается и воскресает,

Доходя мольбой до небес.

 

Одинокая ты, Россия!

Нету в мире ровни тебе,

Только небо – синее-синее,

Да распятие на кресте.

 

14 сентября 1995

 

Спасение

 

Спасайтесь, Пушкина читая,

Возьмите в правило себе,

Таланту чистому внимая,

С ним час побыть наедине.

 

Вы ощутите в легкой рифме

Всю бесподобность красоты:

Изящность фраз, игривость мысли

И откровенность простоты.

 

И вам расскажет добрый гений

Своей изысканностью строк,

Какою меркой лучше мерить

Судьбы стремительный поток,

 

Какою пылкостию страстной

Подарки жизни обожать,

И как любовию прекрасной

Себя повсюду окружать.

 

И вы очнетесь, воскресая,

Как в ключевой живой воде...

Спасаться, Пушкина читая,

Возьмите в правило себе.

 

3 октября 1995

 

Осень

 

Я прощение у осени попросил,

Серый полдень мелким дождиком моросил,

И в холодное смятение октября

Вдруг решился откровенничать с нею я.

 

– Ты прости меня, любимая, дурака,

Я люблю твои деревья и облака,

Ты живешь в какой-то сказочной красоте,

Никогда мне, видно, ровней не стать тебе.

 

А она стояла мокрая у дверей,

Отвечала мне молчанием дрожь ветвей,

Так хотелось эту робость к себе прижать

И к ногам упасть и траву ей целовать.

 

Вдруг с улыбкою загадочной, молодой,

Окатила листопада шальной волной,

Для меня полмира выкрасив в яркий цвет,

Ничего на этом свете прекрасней нет.

 

Заглянул я ненароком в ее глаза

И увидел, что озерами в них слеза,

И тогда я понял истину – что один

Я слуга ей и единственный господин.

 

Я прощение у осени попросил,

Но расстаться с нею мне не хватило сил,

Обвила меня так нежно ее рука...

Мы побудем с нею вместе еще пока.

 

4 октября 1995


Мария


Блудницу звали Мария.

Казалось, что наугад

Мы встретились с ней в России

Сто счастий тому назад.


Мы виделись очень мало,

Но я едва не погиб

Когда целовал устало

Исколотых рук изгиб.


Быть вместе хотелось дольше,

Но слёзы давя в груди,

Однажды сказала: «Больше,

Ты знаешь, не приходи». 


«Но почему?»  И тут же,

Волосы теребя,

Ответила так: «Послушай,

Всё это не для тебя.


Со мною тебе не место,

Напрасно ты захотел

В грехе утонуть вселенском,

Ведь это не твой удел.


Радуйся рифмы силе,

Что не от мира сего,

Тебе уже всё простили,

Прощенье превыше всего.


А я  – пропочица божья

Только в бреду когда.

Мы не увидимся больше,

Не приходи сюда».


И я ушёл от Марии,

Каким-то жаром объят,

Морозной зимой в России

Сто счастий тому назад


1995