Стихи‎ > ‎

2000 год

Благородство

Посвящается папе


Когда б пришли иные времена

И честь сердец имела превосходство,

Тогда б девизом твоего герба

Одно лишь было слово: Благородство.

 

Сквозь золото отеческих тревог

И серебро седых переживаний

Как много ты душою превозмог

Досадных дум и разочарований.

 

Но посреди ловушек и препон

Живое сердце биться не устало,

Злопамятности мстительный закон

В тебе не видит своего вассала.

 

И широту распахнутой души

Не одолеет скупости уродство,

Ты на гербе девизом напиши

Одно лишь только слово: Благородство.

 

10  января 2000

Пьеса

В царской ложе – ценители строги,

А на сцене в разгаре страстей

Грешник – я, а вокруг меня – боги

С упоеньем играют людей.

 

И из ложи на сцену Время

Свой бесстрастный бросает взгляд.

В зале – будущих поколений

Любопытством глаза горят.

 

То спокоен наш вид, то несносен,

Кто в безумстве, а кто в забытьи,

Через пьесу как факел проносим

Обнаженные судьбы свои.

 

И от роли своей отказаться

И отречься не суждено,

В каждом жесте, движении танца

Есть божественное волокно.

 

Нам костюмы меняют по ходу,

Грим накладывают впопыхах

И пугающую свободу

Оставляют в наших руках.

 

Но не даром игра дается.

В каждом акте – новая нить,

И не всякому удается

Высший замысел воплотить.

 

А в антрактах кулисы шумны,

С новой силою роль ясна,

И пленительно неприступны

Царской ложи святые места.

 

15 марта 2000

   

Свято место

 

Каждый с детства поговорку знает:

Свято место пусто не бывает.

Это правда. Ведь души подвал

Никогда еще не пустовал.

 

Если Бог его не посетил,

Светом истинным не озарил,

В нем порока квасится капуста –

Свято место не бывает пусто.

 

Если ты обиды не прощал

И других презреньем угощал,

Равнодушья в нем подходит тесто –

Не бывает пусто свято место.

 

Если ты до боли не любил,

Ввысь не рвался из последних сил,

В нем надежда над огнем распята –

Не бывает пусто место свято.

 

Но коль сердце в небеса стремится,

И ложатся строки на страницу,

То в подвале свет не исчезает –

Свято место пусто не бывает.

 

21 марта 2000

   

Слабые места

 

У каждого поэта

Есть слабые места.

Но дело-то не в этом…

Пусть рифма не чиста,

 

Пусть мысль не очень полно

Изложена пока,

И в образности лоно

Не вписана строка.

 

Но главное – средь шума

И быта пошлых дрязг

Душа не заскорузла,

И разум не увяз.

 

В расчетливости ушлой

Не все растворено,

И из заботы душной

Есть светлое окно.

 

А в нем – весна раздета

И неба высота…

У каждого поэта

Есть слабые места.

 

21 марта 2000

 

Танец жизни

 

Танцуем танец жизни до упада,

До исступленья, до потери пульса,

До отвратительности пота градом,

До неизбежной жуткости конвульсий.

 

Танцуем танец жизни без оглядки

На зрителей, ценителей и судей,

На то, что с нами в призрачные прятки

Судьба играет гулом многолюдья.

 

Танцуем танец жизни без причины,

Без ощущенья счастья и без знанья

Тех главных равенств, коих величины

Определяют глубину страданья.

 

Танцуем танец жизни, не внимая

Самим себе. И на щеках румянец

Еще пока. И я не понимаю,

Как мы танцуем этой жизни танец.

 

23 марта 2000


Стихи Пастернака

 

Его стихи читать бы с аналоя,

Как проповедь иль Жития Святых,

Чтобы они вторым ковчегом Ноя

Вдруг закачались на волнах мирских.

 

В нем будет место для любого блага,

Любой страдалец сможет отдохнуть,

Вольготно будет старикам и слабым,

Готовым в небо двери распахнуть.

 

В нем будет время для уединенья,

Восстановления душевных сил,

Любых желаний божьих исполненье

Возможно станет – что б ни попросил.

 

И льющаяся с паперти отвага

Зла опрокинет безраздельный трон.

И никогда не кончится бумага,

И не умолкнет колокольный звон.

 

21 марта 2000

 

C Днем Рождения

 

Посвящается жене Наташе

 

Вот, любимая, твой праздник,

Вот и снова День рожденья!

Проведи же его праздно,

Утопая в наслажденье.

 

Загадай себе желанье

Для поднятья настроенья

И любые пожеланья

Принимай, как откровенья.

 

Вот, любимая, твой праздник,

И подарков будет много,

Но дороже те подарки,

Что даны тебе от Бога:

 

И улыбка, что искрится,

И глаза, что веселятся,

И способность прослезиться

С неуменьем притворяться.

 

А еще необходимо

Не забыть меж слов горячих,

Что тебе такого сына

Бог послал, как знак удачи.

 

Дорожи же этим чудом,

Береги свои подарки,

Пусть смеются твои губы,

Поцелуи будут жарки.

 

А еще тебе осталось

Пожелать в пылу застолья,

Чтобы жизнь была не в тягость

И наполнена любовью,

 

Чтоб не ведала страданий,

А мое стихотворенье

Среди прочих пожеланий

Принимай, как откровенье.                         

 

10 июля 2000

 

Запах младенца

 

Младенца запах – это чудо,

Как и само рожденье, впрочем:

Берется прямо ниоткуда

Дрожащий крошечный комочек.

 

Недель лишь несколько вдыхаем

Тот аромат необъяснимый –

Он слишком скоро исчезает

По мере прибавленья силы

 

В растущем не по дням ребенке.

«Откуда запах?» – Мы дивимся,

Не от груди или пеленки,

Ведь с ним на свет он появился.

 

Неужто так утроба пахнет?

Ученые, я знаю, могут

Все объяснить, но мне приятней

Считать, что это запах Бога.

 

И если крошке вдруг из Рая

Веленье в жизнь идти дается,

Он в чрево к маме попадает,

А запах Неба остается,

 

И только после пропадает

Того, как свет он наш узреет,

Дышать, как люди, начинает,

И вне утробы жить умеет.

 

Поэтому, его держа

Во взрослых, неуклюжих лапах,

Вдыхать спешите малыша

Божественный и сладкий запах.

 

27  октября 2000

   

Поэзия Фроста

 

Поэзия Фроста – это не просто

Поэзия пастбища или погоста,

Весенних проталин, осенних лесов,

Коров заплутавших, бегущих ручьев.

 

Чем проще предметы и чем приземленней,

Тем стихотворенья о них окрыленней.

И каждый эпитет, любое сравненье

Такое в себе заключают значенье,

 

Такой позабытый приносят покой,

Как будто бы ты вдруг вернулся домой

Из странствий ненужных, устав от дорог,

А их не прочтя – возвратиться не мог.

 

Берет он, казалось бы, сущий пустяк,

Но дело потом представляется так,

Что будто на нем свет и сходится клином.

И вдруг ощущение неотвратимо

 

Тебя настигает такой теплоты,

Что в ней растворяешься полностью ты.

Вот это и значит с землею сродниться.

Хотите – не верьте, но многие птицы,

 

Деревья и звезды стихи его знают.

И сила, задумчивость не увядает

Стихов небывало великого роста:

Поэзия Фроста – это непросто.

 

27 октября 2000

 

Это ли не жизнь

 

Так много счастья нам досталось,

Что можем выдержать едва ль:

А счастье – это ли не тяжесть?

Путь жизни – это ли не даль?

 

Без откровений только можно

Быть тенью жалкого раба:

Свобода – это ли не ноша?

Надежда – это ль не судьба?

 

В эпоху сумрачного бреда

Ревет словесная метель:

Молчанье – это ль не победа?

Смиренье – это ли не цель?

 

Не угасает жизни пламя,

Ты лишь ему не прекословь:

А вера – это ли не знамя?

Прощенье – это ль не любовь?

 

Не умирает мир, покуда

Стихи твердим мы наизусть:

Искусство – это ли не чудо?

А память – это ли не грусть?

 

27 октября 2000

 

Судьба пророков

 

Как странно мир мы понимаем:

Стремясь несчастья отдалить,

Живых пророков убиваем,

Чтоб умерших боготворить.

 

И каждый всплеск цивилизаций,

Своих провидцев погубив,

Взрыв оглушительных оваций

Потом обрушивал на них.

 

Но гром оваций им противен.

Пророки все – единый глас,

Одной неодолимой силой

Спасали, умирая, нас.

 

Не почестей они искали,

А дел и мыслей чистоту,

И к нам неистово взывали

И наполняли пустоту

 

Сосудов душ водой святою,

Священной верой в небеса,

Чтоб стала наша речь живою

И стали зрячими глаза.

 

Но вместо строгих обязательств,

Высоких помыслов любви

Мы град камней и издевательств,

Огонь и крест им поднесли.

                                               

Как Бога мы не понимаем:

Стремясь несчастья отдалить,

Его посланцев убиваем,

Чтоб умерших боготворить.

 

30  октября 2000


В подвальчике уютном

 

Читаются стишки

В подвальчике уютном,

Где книжек корешки

Так не сиюминутны,

Где аура легка,

И слушателей лица

Загадочны слегка,

И где любовь струится,

Как тонкий фимиам,

К нам в души проникая

И оседая там.

И стужа никакая,

И никакая мгла

Беспамятством беспутным

Не охладит тепла

В подвальчике уютном.

 

12  ноября 2000