Стихи‎ > ‎

1980-е годы

Лики людей


Как я люблю святые лики

Ненарисованных людей,

Неописуемые блики

Животрепещущих теней.

 

Как я люблю их благородство

И геральдическую спесь,

Любовной страсти вероломство

И ослепляющую месть.

 

Их простота и величавость,

Порою резкие черты

Скрывают вечную усталость

От повседневной суеты.

 

А как прекрасны эти лица,

Когда в полночной тишине

Почти живая небылица,

В них поселяется во сне!

 

Пускай не апгелоподобны,

Но верю – в сущности, чисты,

В своих пороках непреклонны,

В своих мечтаниях – святы.

 

декабрь 1988

 

Новогоднее

 

Мы достанем из коробки

Новогодние игрушки,

Лишь бы нам хватило елки

На гирлянды и хлопушки,

Лишь бы шарики цветные

Разместились так, как нужно,

Чтобы не были мы злыми,

Чтобы не было нам скучно.

Серебристый мелкий дождик

Мы развесим, как попало,

Чтобы было непонятно,

Где любовь берет начало.

Даже Дедушку Мороза

Поместим с тобой под елку,

Чтоб не лить напрасно слезы,

Чтобы жить не на иголках.

И Снегурочку, конечно,

Мы поставим рядом с Дедом,

Чтобы быть с любимой нежным,

Чтоб одерживать победы.

И, друг другу улыбнувшись,

Позабыв про все ненастья,

Скажем искренне и дружно:

«С Новым Годом, с новым счастьем!»

 

26 декабря 1988

 

Наши дети

 

А наши дети – лучше нас

И милых шалостей, проказ

Не повторят в иные годы,

И чувство внутренней свободы

Для них важнее во сто крат,

Чем злата тусклого разврат.

Они, увы, смелее нас

Глаголит истину их глас,

Они всю правду скажут разом

И, не моргнув при этом глазом,

Успеют душу вам излить,

И вас, тем самым, покорить.

А дети наши нас мудрей

Простой наивностью своей,

Нетерпеливость их живая

И непосредственность святая

Природе ближе и родней,

Чем яркий ум иных людей.

А дети наши нас сильней

И чистотой души своей,

И не испытанною болью,

И самой преданной любовью,

И тем еще, что в их лета

Для них открыта красота.

 

18 января 1989

 

Юность

 

Какой бы юность не была,

Сколь безрассудной не казалась,

Насколько, все-таки, она

Милей, чем праведная старость!

 

Насколько жизни больше в ней:

Веселых праздников и песен,

Согретых солнцем ярких дней!

Мир юности – он так чудесен!

 

Он так прекрасен, этот мир!

Он полон радости и счастья,

И чистой веры в свой кумир,

И влажной неги сладострастья.

 

И только юность, лишь она,

Надежду вечную рождает

В победу разума, добра,

Она волнуется, мечтает,

 

Смеется, плачет и поет,

И любит пламенно и страстно,

Девиз у юности – полет,

Она летает очень часто!

 

И пусть пустая голова,

И пусть в поступках мало смысла,

Но жизни лучшая глава,

Увы, проходит слишком быстро!

 

Так быстро тает этот сон,

В котором мы с мечтою жили,

Свободе пели в унисон

И так отчаянно любили!

 

16  мая 1989

 

Письмо Достоевскому

 

Уважаемый Федор Михайлович!

Пишу я Вам потому,

Что Ваши все предсказания

Сбываются. И всему,

Что Вы когда-то предвидели,

Свой черед настает:

За два шага до гибели

Руку нам подает

Красота несказанная,

Сила искренних лир –

И вокруг открывается,

Возрождается мир.

Слезный дар появляется

И в конце наших дней

Бес из нас изгоняется

И уходит в свиней.

 

Но Вас, Федор Михайлович,

Не послушались и

Веру, все-таки, отняли

У нас в красоту любви.

Если б Вы знали сколько же

Ради будущих дней,

Грядущего «царствия божьего»,

У нас убито детей!

Вам и не снилось, наверное,

В самых кошмарных снах

Такое немилосердие,

Ожесточенье в сердцах!

 

Я знаю, Федор Михайлович,

Вы сделали все, что могли,

Но после Вас, к сожалению,

Людей не уберегли…

Когда-нибудь, верить хочется,

И мы Вас начнем понимать,

И слышать Ваши пророчества,

И души по Вам сверять.

 

23  мая 1989

 

Забава

 

Я нашел себе забаву:

Без возни и проволочки,

То налево, то направо

Расставлять слова и строчки.

Сокровеннейшие мысли,

Откровеннейшие фразы

Скину я с души капризной,

Полегчает, может, сразу.

И позволит мне услышать

Голос мудрой вещей птицы,

Мне стихи помогут выжить,

Я – на свет им появиться.

И в союзе бескорыстном,

Заключенном не для славы,

Проживем мы с ними чисто,

Без предательства отравы.

Будут разные победы

И, конечно, неудачи,

Но, в конце концов, наверно,

Сердце чье-нибудь заплачет.

Если слово правдой дышит,

Может все перемениться,

Мне стихи помогут выжить,

Я – на свет им появиться.

 

23 июля 1989

 

Крамола

 

На чистом листе бумаги

Рука выводит крамолу:

Все люди по сути – наги,

Все люди по сути – голы.

 

Не выдумка и не бредни,

Не путал меня лукавый,

Но древние в их откровеньи,

Наверное, были правы.

 

Они в обнаженном теле

Свободу духа искали,

Стихами об этом пели

И бога Эротом звали.

 

Само собой разумелось

То, что крамолой стало

И дикая эта нелепость

В нас ханжество воспитала.

 

Но боги нас не забыли

И с самого сотворенья

Мы очарованы были

Загадкой совокупленья.

 

И в сутолоке исканий

Веками неразрешима

Прекрасная эта тайна:

Женщина и мужчина.

 

30 сентября 1989

 

Прогулка по Москве

 

Люблю я не спеша в стремительной толпе

По улицам пройти, отчаянно знакомым,

Где все мне не впервой, где все приятно мне

И где я дружен с каждым домом.

 

Люблю не торопясь Бульварного кольца

Зеленое вразлет измерить расстоянье,

Где стелется покой, и мысли без конца,

И не настигнет разочарованье.

 

Люблю я звук шагов, шуршащих по листве,

Случайного лица нечаянную близость,

Нестройный шум машин в вечерней тишине

И даже утреннюю сырость.

 

Пускай Москва не та, что прежде, говорят,

Не к лучшему в ней все переменилось,

Но я ее люблю, люблю ее, как брат,

Все то люблю, что чудом сохранилось.

 

23 октября 1989

 

Женщинам

 

Каждая женщина – чья-то мечта,

Может художника, может поэта,

Каждая женщина – чья-то мечта,

И обязательно в мире есть где-то

Только ее дорогой человек,

Может она и не ведает даже,

Что проживает порою свой век

С чьей-то чужой одинокой пропажей.

Каждая женщина – чья-то судьба,

Чьей-то любви нераскрытая сила,

Каждая женщина – чья-то судьба,

И обязательно нужно, чтоб было

Невыносимо прожить без нее,

Без исцеляющей нежности женской,

Это живое богатство ее

Не заменить пустотой полусветской.

Каждая женщина – чья-то звезда,

Может светить ослепительно ярко,

Каждая женщина – чья-то звезда,

Ей для любимого света не жалко,

Только бы нужен был свет тот для нас,

Только б добрее и ласковей были,

Пили блаженство пленительных глаз,

Только б и сами мы женщин любили.

 

29 октября 1989

 

Она и он

 

Она и Он. Два божества.

Но их таинственная сила

Тогда лишь действует, когда

Они сольются воедино.

 

По одиночке – пустота,

Перед судьбою раболепье

И только вместе – красота,

Чудесный миг великолепья.

 

Когда в ночной прозрачной мгле

Настанет час уединенья,

Что есть прекрасней на земле

Их душ и тел соединенья?

 

Переплетенье рук и ног,

Горячих губ пьянящий шепот

И душ стремительный рывок,

Сердец волнующихся рокот.

 

Среди всеобщей суеты,

Скажите, что еще сравниться

С желаньем вечным и простым

Собой друг в друге раствориться?

 

И чем пленительней черты,

Тем неотступнее стремленье,

Открыв законы красоты,

Друг другом быть одно мгновенье.

 

Она и Он. Два Божества.

Но их таинственная сила

Тогда лишь действует, когда

Они сольются воедино.

 

14 ноября 1989